Мы поговорили с Тарасом Кожановым, наследником семейного бизнеса, в который входят несколько ферм, завод по переработке молока и производству сыра. А также узнали, как создать в регионах передовой бренд и «вырастить» внутри сырного завода студию по созданию компьютерных игр.

Ферма «Лукоз» появилась благодаря отцу Тараса – предпринимателю Владимиру Кожанову.

Тарас: «Отец всегда пытался находить бизнесы, где была сравнительно низкая конкуренция. Где есть свободный рынок, но, по его мнению, неудовлетворенный спрос. Мы часто говорим о том, что гораздо приятнее быть первым в маленькой отрасли, чем сотым – в большой. Лучше быть первым козоводом, чем тысячным коровником в России. А количество денег, которые нужно потратить, сопоставимо. В России никто не произносит «коровье молоко». Когда говорят про молоко, уже имеют в виду коровье. А когда речь заходит о козьем молоке, то здесь уже не обойтись без упоминания животного».

Тебе 31 – и уже 10 лет в деле. Почему козы? Почему не более модные направления для молодого человека, такие как IT или финансы?

Тарас: «У меня был такой период, когда казалось, что сельским хозяйством занимаются только неудачники. Но что-то поменялось, и стало понятно, что сельхоз – такой же бизнес и можно делать крутые продукты. Можно и в регионах выстраивать хорошую корпоративную культуру, HR-бренд. Потом внутри компании появляются вопросы и с финансами, и с IT. Один из отделов у нас вырос в отдельную компанию, которая оказывает аутсорс-услуги и занимается разработкой программных продуктов не только для нас, но и для других компаний».

Что это за продукты?

Тарас: «То, что касается аутсорс, я не могу рассказывать. Могу упомянуть, что это система управления проектами для нефтегаза, и пару собственных проектов. Первый – это компьютерные игры для десктопа, и второй – это автоматизация в области финансов, система распознавания и согласования счетов для компаний».

Я правильно понял, вы разрабатываете компьютерные игры и управляете козьей фермой под одной крышей?

Тарас: «Мы называемся «Сернурский сырзавод», и технический отдел превратился в SERNUR.TECH, который этим занимается. Еще у нас есть студия дизайна, тракторный бизнес, мясной и кондитерский цеха».

Как совмещать такие разные направления?

Тарас: «С определенного этапа развития компании это стало завесить от того, можешь ли ты выстроить работу команды, которая способна сделать что-то большее».

Вернемся к козам. Где востребована ваша продукция?

Тарас: «Неполные 2,5 миллиарда рублей выручки, большая часть – это прямые контракты с сетями. Есть свои фирменные магазины и проекты по франшизе. Небольшая часть в интернет-продажах, но с хорошим ростом. В целом около 50% поставок приходится на Москву, треть – на домашний регион, остальная часть поставок рассредоточена по всей России: от Крыма до Владивостока. А в апреле у нас должна быть первая отгрузка в Объединенные Арабские Эмираты».

Отправка за границу, интересно. А как складывалась ситуация во время введения санкций и продэмбарго, это как-то повлияло на компанию?

Тарас: «Ну, наверное, мне, как и многим жителям России, всегда есть повод критиковать, как нами управляют. Но, оборачиваясь назад, на первые 10 лет моей работы, я с восторгом признаю, как поменялась система госуправления в целом и отраслевая в частности. Меня радует, что были сделаны реальные шаги в сторону поддержки сельского хозяйства. Сегодня это стало настолько разумным, что 99% чиновников могу смело назвать суперпомогающими. Это большая помощь с точки зрения льготных кредитов, развития в области нормативных документов и многое другое. Понятно, что не все так просто, но для нас и это оказало влияние на развитие».

Что изменилось конкретно в 2014 году? Вы стали сразу производить больше?

Тарас: «У козы нет переключателя, чтобы завтра доиться в два раза больше. С другой стороны, можно начинать делать более маржинальные и интересные продукты. Я очень хорошо запомнил разговор в 2011 году с одной крупной сетью: «Камамбер не может быть сделан в поселке Мари-Шолнер, Камамбер должен быть сделан во Франции». А после 2014 года оказалось, что может. Выпрямились поставки. Раньше сети были склонны работать через дистрибьюторов, сейчас почти все продажи прямые. Торговые сети стали более склонны к переговорам».

Ну это, я так понимаю, больше молочная продукция, а как дела обстоят с козьим мясом?

Тарас: «В обществе считается, что восточные страны едят в основном баранину. Но у нас есть информация, что королевская семья в тех же Эмиратах предпочитает есть козлятину, как более правильное мясо».

Какое оно, как с перспективами в России?

Тарас: «Коза пока еще не оптимизирована для производства, и в ней вкус мяса гораздо ярче, чем в той же телятине. Для людей, которые хотят получить вкусовые ощущения, а не только калории, это очень хорошая история. Мы продаем не калории, а эмоции. Шансы, что козье мясо станет обязательным блюдом на обед или ужин, не думаю… Оно как хамон, про эмоции и вкус, а не про бизнес-ланч».

Какие планы на развитие компании?

Тарас: «Мы активно растем: в 10 раз по выручке, в 25 раз – по прибыли. При текущей политике поддержки считаю это хорошей возможностью развиваться дальше. Планирую учетверить компанию до 10 миллиардов, благо козы склонны к размножению. Если смотреть глобально, мне хочется верить, что страна может стать пищевой сверхдержавой, которая будет кормить мир. И я вижу, что в случае с козой у нас много географических преимуществ. В условиях меняющегося климата территория Поволжья очень хорошо приспособлена для выращивания мелкого рогатого скота. Мы можем обеспечить самую низкую себестоимость, чем где-либо в мире. И я верю, что бренд «Русская коза» может стать такой же известной и уважаемой, как «Русский балет» или автомат Калашникова».

Ты круто, конечно, обрисовал, но может ли это быть правдой?

Тарас: «Ну давай так. Производство находится в поселке Сернур, где живут 8,5 тыс. человек. На большинстве карт его очень сложно найти, и очень мало шансов, что в этом поселке можно сделать какой-то сыр. Сыр, который получит бронзовую медаль за козий Камамбер во Франции. Не абсолютно никаких предпосылок, чтобы это могло случиться. И сегодня мой рассказ про «Русскую козу» выглядит немного забавно, наверное, но и 10 лет назад история о том, что Камамбер можно сделать в Мари-Шолнере, вызывала подобные эмоции».

Читают сейчас:

 

Рекомендуем:

 
 

Читайте также